Форма поиска

Вы здесь

Будущее принадлежит «рукастым» компаниям

В опубликованной недавно статье Евгения Емельянова «Развитие бизнеса по академику Северцеву» реализована красивая и продуктивная, на мой взгляд, идея: рассмотреть жизнь бизнес-организаций сквозь призму биологических феноменов и закономерностей. Основания такого подхода убедительны и понятны: и там и здесь мы имеем дело с живыми системами. А значит, нет ничего удивительного в том, что законы их существования и развития во многом сходны. Перенос идей и принципов из одной области в другую дает нам как минимум, новый взгляд на привычные явления. А если повезет – то и новые открытия. Прочитав статью, трудно удержаться от соблазна сделать еще несколько упражнений на эту же тему. Поупражняемся?

Что мы видим на вершине биологической эволюции живых организмов? Впервые мысль о том, что наиболее грандиозным шедевром живой природы является человеческая рука, сформулировал Фридрих Энгельс. Позже этот тезис развил выдающийся советский физиолог и мыслитель Николай Бернштейн. Он изучил и описал уникальные биомеханические свойства руки, которыми не обладает ни один другой орган ни одного другого живого существа. Уникальность – в том, что у руки количество степеней свободы на много порядков превышает «меру подвижности» как высших млекопитающих, так и творений самой этой руки – машин и механизмов.

Известно, что устройство, физическое строение любого органа – специализировано и «заточено» эволюцией под те функции, которые выполняет этот орган. Чем более долгий путь проходит эволюция, тем глубже специализация, тем точнее «подгонка» строения органа под его предназначение и задачу. Такая закономерность справедлива для любых органов. За исключением руки. Начиная с какого-то момента эволюция руки как бы поворачивает вспять. Продолжая усложняться, обрастать новыми регулировками и деталями, рука проточеловека вместе с тем все более теряет свою специализацию. И все более становится органом любых типов манипулирования с любыми видами предметов. В отличие от других органов, рука противостоит не частным условиям строго определенной задачи, а всему разнообразию окружающего человека физического мира. Противостоит как универсальный инструмент для внесения в этот мир любых нужных человеку изменений и преобразований. В дальнейшем, на основе этой самой универсальности, рука оказывается способной «срастаться» с бесконечным разнообразием орудий для выполнения бессчетного множества задач. Рука умеет держать копье и рубило, обращаться с карандашом и ложкой, орудовать отверткой и клещами – всего не перечесть.

Теперь можно перекинуть мостик от истории появления руки – к эволюции организационных форм общественной жизни, от строения живых существ и их органов - к строению бизнес-организаций. Ведь любая организация – это орган для выполнения задач, ради которых она создавалась. За последние 100 лет жизнь организаций протекала в жестких, мало подверженных изменчивости формах. Конечно, и факты организационной изменчивости имели место. Они рассматривались и обобщались в эволюционных (или, более точно, революционных) теориях организационного развития. Согласно таким теориям, организации могут сильно и быстро меняться в своем устройстве, структуре, внутренних механизмах. Однако такие изменения случаются лишь изредка, в переломные моменты организационного развития. В промежутках же между быстрыми кризисными трансформациями – проходят годы и десятилетия существования в стабильных, мало подверженных изменениям структурах и формах.

В одном из вариантов эволюционно-революционной теории развития (Е.Емельянов, С.Поварницына, 1998) описан очень интересный начальный этап существования бизнеса: «тусовка». Этап этот может длиться много лет, вплоть  до первого кризиса организационного роста. Авторами рассматриваются плюсы и минусы «тусовки» по сравнению с более поздними оргформами на линии эволюционно-революционного развития.  Но в целом «тусовка» расценивается как недифференрцированная и слаборазвитая форма, для которой характерно отсутствие структурной основы и внятных организационных механизмов.

Итак, «тусовка» - начальное звено в цепи развития и последовательной смены организационных форм. Но не пора ли здесь вспомнить о принципе развития по спирали? Не следует ли разглядеть в «тусовке» также и венец организационной эволюции? Думается, в своем анализе авторы не уделили должного внимания уникальному свойству «тусовки»: ее универсальности. А ведь именно универсальность делает этот тип организаций чем-то вроде аналога человеческой руки. С одной стороны «тусовка» – вроде бы, полная бесформенность. А если посмотреть немного под другим углом – не бесформенность, а постоянное перетекание из формы в форму. Именно поэтому так непросто выделить эти самые формы - как непросто, скажем, выхватить из слитных движений киноперсонажей отдельные позы. Да и нужно ли это? Определенная структурная форма – та ли это точка отсчета, относительно которой выявляется сущность тусовки? Тусовка – это особое, лишь ей свойственное «агрегатное состояние» организационной материи, это - организация-протей. Универсальный орган, который, будучи составленным из одного и того же «человеческого материалы», способен выполнять колоссальное, недоступное фиксированным оргструктурным образованиям, количество функций.

Но что не так с «тусовкой»? Почему мы так легко соглашаемся с тезисом, что «тусовка» – это «недоорганизация»? Во-первых, в силу сложности и необычности природы «тусовки», особенности ее функционирования не отрефлексированы и не описаны с той основательностью, с какой это сделано для более поздних и более жестких оргформ. У нас просто нет достаточных «мыслительных мощностей» для внятного, расчлененного, рационального понимания жизни этого типа организаций. Во-вторых, выигрывая у других форм в функциональной универсальности, «тусовка» явно проигрывает в эффективности и качестве выполнения каждой отдельной функции. Тут уж одно из двух: либо универсальность с довольно средним уровнем исполнения, либо – узкоспециализированная вершина мастерства.

Возможна ли организация, сочетающая многозадачность тусовки - и структурированность более поздних оргформ? Может ли универсальность сочетаться с мощью узкоспециализированных исполнительных механизмов? Иными словами, осуществима ли универсальность не только как текучая организация-протей, но и как понятная в своих структурных очертаниях организация-трансформер?

Впервые идею гибкой организации по типу трансформера я услышал от создателя сети Л`Этуаль Максима Климова, когда участвовал в его рабочей группе по проектированию оргструктуры центрального офиса. Максим, талантливый и иннавационно мыслящий предприниматель, пытался тогда воплотить в жизнь какую-то новую, неизвестную организационной науке модель. По его замыслу, в такой модели «атомы» организации, – отдельные сотрудники и малые проектные группы, - могли бы быстро пересобираться  в новые конфигурации в зависимости от ситуативных обстоятельств, от текущих задач, приоритетных проектов. Довести этот замысел до реализации тогда не удалось. Но ведь и времени с тех пор прошло немало. Какие  условия 2017 года позволяют надеяться на новое рождение «тусовки» и ее высокую, неведомую прежде эффективность?

Продолжение следует