Форма поиска

Вы здесь

А ларчик просто открывался

В какой-то момент в быстро развивающейся оптовой компании явным тормозом в захвате доли рынка стали несогласованность и большой объем ручных операций в закупках, продажах, в обслуживании клиентов, в складском и управленческом учете. При этом немаленький, с большим количеством разного программного обеспечения бизнес обслуживал один программист. И тот – фрилансер, работающий одновременно еще в двух-трех местах. С задачами автоматизации он справлялся, вроде бы, неплохо. Но самих задач было гораздо больше, чем он мог взять на себя при частичной занятости. Чтобы усилить «автоматизирующий ресурс», в качестве первого шага мы рекомендовали пригласить программиста в штат компании. Его пригласили. Но не прошло и года, как новый сотрудник превратился в стихийное бедствие для всех. Отделы стали постоянно сталкиваться с ИТ-сюрпризами: то годами исправно работающая программа начинает вдруг сбоить, то кнопки и столбцы с места на место перепрыгнут, то цифры в закрытых учетных периодах поменяются. Новые же задачи на автоматизацию часто провисают и к нужному сроку не выполнены. Вот так с нашей подачи компания получила непредсказуемого и неуправляемого специалиста, на которого никто не мог найти управу. Другого программиста в компании нет. А тот, который есть -  никого к программному обеспечению не подпускает, обучать своего помощника премудростям профессии не хочет, за собственную незаменимость держится руками и ногами. Очень хочется уволить, да риск велик: слишком уж глубоко дописаны и переписаны им стандартные программы – кто теперь сможет во всем этом хозяйстве разобраться?

Тем временем компания подросла, задач и проблем с «железом» программным обеспечением стало еще больше. И мы порекомендовали владельцам найти полноценного ИТ-директора. Даже помогли им в этом. Новый руководитель оказался не только хорошим профессионалом, но и сильным менеджером, с большим жизненным опытом, лидерскими качествами, умением находить общий язык с людьми. Первое, о чем мы спросили его на третий месяц работы в компании: нашел ли замену своему горе-программисту? Да что вы, - говорит, - зачем менять такого  ценного сотрудника? Во-первых, он гений в своем деле, и правильно поставленные задачи решает быстро и качественно. Во-вторых – энтузиаст, каких уже мало на рынке: так увлечен работой, что частенько делает ее и ночами, и в выходные, и в праздники. Для него сам процесс- праздник. Короче, работает прекрасно и работает за троих. А нужно было всего-то найти к нему правильный подход, подчинить своему профессиональному авторитету и твердо дать понять, кто здесь главный и как можно заменить незаменимого. И все! А дальше – просто ставить задачи и получать удовольствие от их четкого выполнения.

В чем же была причина прежнего зловредства программиста? Попробуем разобраться. Во-первых, отсутствие, как и в предыдущей истории, единого центра постановки задач и расстановки приоритетов. Выяснилось, что изменения в работу систем вносились не потому, что так захотелось программисту. Нет, за каждым из таких случаев стоял кто-то другой. Тот, кто жалобно умолял, громко требовал, красноречиво аргументировал, льстил и запугивал, да еще и просил никому об этом не говорить. Таких тайных постановщиков задач было несколько. Но руководство компании не пыталось разобраться с этим, копнуть вглубь и докопаться до причин.

Во-вторых, будучи отличным программистом, наш герой не обладал развитым системным мышлением. Но для работы со сложными конгломератами взаимосвязанных программ нужен уже не программист, а ИТ-архитектор. Программист же далеко не всегда может предусмотреть, как создание или модификация чего-то в одной части системы может «откликнуться» в других, смежных с ней частях.

В-третьих, свою роль сыграли незрелость и непростой характер самого молодого человека. Это был не тот персонаж, которому можно было просто доверить ИТ-хозяйство и отпустить «на длинный поводок», предоставив значительную свободу действий. В небольших компаниях программиста подчиняют обычно генеральному или финансовому директору. Вышестоящий руководитель отвечает за его работу. А значит, если ситуация того требует  - должен регулярно контролировать, чем занят программист, почему он делает именно это и с каким результатом. Особенно важен был контроль в нашем случае. Молодость, незрелость, неумение договариваться, склонность к звездной болезни и желание во что бы то ни стало быть хозяином положения  - привели к тому, что и юноша действительно далеко зашел в своей бесконтрольности. Но как только над ним появился сильный управленец и одновременно превосходящий в ИТ-компетенциях профессионал – все сразу стало на свои места.