Форма поиска

Вы здесь

Большинство российских компаний страдает от высокой текучести кадров

Версия для печати
Радиостанция «Говорит Москва»
24.07.2008
В гостях у Игоря Игорева Майра Патрина, коммерческий директор компании "Искусство деловой жизни" и Екатерина Денисова, консультант консалтинг центра "Шаг"

И.И. — Большинство российских компаний страдает от высокой текучести кадров — констатирует в одном из своих исследований специалисты института глобализации и социальных движений. Результаты их анализа идут в разрез с традиционным представлением о том, что сверхтекучесть вызвана дефицитом кадров, и как следствие, постоянным переманиванием хороших сотрудников из одной фирмы в другую. Как утверждают исследователи, виноваты, в первую очередь, сами работодатели, россияне, со своей стороны готовы к трудовым отношениям по западной модели, но чаще всего им предлагают испытанные советские образцы — вот результаты этого исследования, которые мы сегодня и обсудим. Поговорим о том, кто же виноват в высокой текучести кадров? Сами сотрудники, или работодатели. Ротация кадров в нашей стране впечатляет иностранцев. В других странах, как-то так получается, что люди работают на одном месте долго, а бывает, что и династиями. У нас, правда, такое тоже было в советское время, потом, наверное, это признали не эффективным. Майра, в основном у нас люди чего хотят? Хотят побольше получать, поменьше работать, наверное, так. Или это, все-таки, блеф и наш миф, который создают сами сотрудники.

М.П. — Любой человек хочет побольше получать, и поменьше работать, наверное. Но, тем не менее, при выходе на работу человек с работодателем заключает некий договор, условно, он звучит так: на работе я работаю за деньги. Вот если все три вещи совпадают, что на работе я работаю, и деньги меня устраивают, то человек находится на этом рабочем месте достаточно долго.

И.И. — А чем его еще можно мотивировать? Оказывается, по данным некоторых опросов, соц. пакет совсем и не привлекает людей. 1 процент всего лишь идет за каким-то соц. пакетом и другими благами, да не все их еще и предоставляют, эти соц. пакеты. Но, все-таки, хотят они чего? Что заставляет их искать новую работу? Стремление к увеличению уровня дохода — понятно. Желание получать удовлетворение от хорошо выполненной работы, осознавать значимость своего труда — тоже понятно. Но, все-таки, здесь могут скрываться и другие факторы.

М.П. — Чаще всего, последние два года, люди меняют работу для того, чтобы получать больше денег — это чаще всего. С соц. пакетом ситуация такова, что, когда человеку говорят о том, что еще вы у нас будете получать соц. пакет, он это воспринимает, чаще всего, как нежданную радость. Очень редко это является одним из условий выхода на работу.

Е.Д. — Я бы с этим согласилась, потому что соц. пакет — это просто дополнительный, может быть, плюс в копилку компании. Когда человек поступает на работу, хочет он этот соц. пакет, т.е., заранее идет в компанию, которая ему предоставляет, или же не рассчитывает на него — это плюс в эту копилку. Но, говорить о том, что люди меняют компании, меняют работу, исключительно из-за того, что там есть или нет соц. пакета, я думаю, что это было бы не правильно.

И.И. — Ну конечно, да. Но, правда, люди у нас такие трудолюбивые, трудоголизм у нас не считается заболеванием. Они готовы и перерабатывать, но хотят, чтобы им доплачивали за это, а работодатель не доплачивает совершенно никак, и, поэтому, оговоренные часы, они, в общем-то, так растут и растут. То, что на собеседовании сказали — это одно, а на практике получается совершенно другое. Люди приобретают навыки, стремятся узнать побольше о своей работе, проявить себя, но изменить систему они не могут. Потому что, к любому руководителю подойди, но он все равно будет стоять на своем, будет упираться в твердое нет. Поэтому, если вам не нравится, можете собирать свои вещички отправляться искать другую работу. Так чаще всего происходит.

М.П. — Так чаще всего уже не происходит, потому что найти кого-либо на место этого человека достаточно сложно и затратно — первое, и второе — обучить его, чтобы он на этом месте был полезен и эффективен, просто ввести в курс дела, тоже достаточно долгое и затратное дело. Поэтому, как правило, сейчас исходят из того, что мы работаем с теми людьми, которые у нас есть, чаще всего.

И.И. — Я не знаю, что значит, работаем с тем, что есть? "У меня нет для вас других писателей" — как товарищ Сталин говорил. Но, это неправда, можно же выбирать людей, можно людей подбирать, а не набирать таким оргнабором, как лимитчиков раньше набирали.

М.П. — Дело в том, что чаще всего, людей стараются подбирать, но, при этом, подбор людей, которые могут работать, чаще всего сейчас происходит в регионах. Т.е., очень большой поток сотрудников во многих компаниях — это люди приезжие, которые приехали сюда, потому что там нет работы. В Москве есть возможность вырасти, и т.д. И, как раз, эти люди, чаще всего, первое — не интересуются соц. пакетами, они интересуются только зарплатой и возможностью получить эту работу и здесь работать. Они же, чаще всего, уходят через полгода — год.

И.И. — Когда они понимают, что на эту зарплату жить не возможно, и, что дальше они тут расти не будут. Но, таким образом, они разваливают производство.

М.П. — Когда они понимают, что в стране дефицит кадров, и вот там, за углом, за это же можно получить на 10 тысяч больше, они уходят. И так они ходят и ходят. Я видела, не однократно, резюме, когда человек за 1,5 года менял 4-5 мест работы. И он считает, что это нормально. Он говорит: зато, вы знаете, во сколько раз выросла моя зарплата.

И.И. — Вот это абсолютно такой советский метод, когда на одном месте не возможно получить рост карьерный и зарплату, поэтому приходится все время прыгать.

М.П. — Давайте определимся, во-первых, что важнее для человека. Что для него важно, когда он выходит на работу? Зарплата? Карьерный рост? Удовлетворение амбиций? Вот вернемся к этим несчастным соц. пакетам. Дело в том, что, человек, при наличии интересной работы, либо получения какого-то вызова может выйти, не думая о переработках, небольшой зарплате, о том, что соц. пакета нет, если это захватывает, и это интересно. С другой стороны, мне так кажется, что вы соц. пакетом называете те вещи, которые законодательно гарантированы. На работе, в офисах, должен стоять кондиционер, должна быть какая-то кухня, должны быть дотации на питание сотрудника.

И.И. — Под соц. пакетом у нас, обычно, подразумевается медицинская страховка, какое-то питание, может быть, оплата мобильных телефонов и еще какие-то такие, дополнительные бонусы.

Е.Д. — Вы знаете, я бы тут еще вернулась к вопросу, о том, что ходят, и зарабатывают больше и больше. Дело в том, что на сегодняшний момент — это рынок предложения, рынок сотрудника, который предлагает себя в качестве работника. Потому что, кадровый голод, и на топ уровне, и на среднем уровне, и на уровне исполнительского персонала, на сегодняшний момент, для наших компаний очень серьезно стоит. И, поэтому, человек может, в принципе, ходить и выбирать: здесь я буду работать, или в другой компании. Хочу я здесь применить свои силы, или я посмотрю, может там мне будет интереснее, удобнее. В любом случае, если там открыта вакансия и этот человек необходим, там ему могут предложить больше денег. Он поработал здесь 3 месяца, в следующую компанию пошел. А там, опять же кадровая проблема, не хватает персонала, опять эта дырка и ему могут предложить на 5 процентов больше, в следующей, еще на 5 процентов больше и таким образом, в течение 1,5 лет он может 4-5 компаний сменить и таким образом набрать зарплату. И, компании идут на это, им приходится с этим мириться, приходится поднимать зарплату. Хотя, человеку, который вырос в компании, и мог бы сделать карьерный рост в своей компании, они не предлагают этих денег, а берут нового.

И.И. — Разве это не советские образцы?

Е.Д. — Нет, в советское время была тарифная сетка труда.

И.И. — Ну вот, люди, если они вынуждены бегать из компании в компанию, разве это не советская система?

Е.Д. — Давайте определимся, люди не вынуждены бегать. Люди хотят бегать — это первое. Второе — у нас сейчас рынок труда определяют не работодатели, а соискатели. Это можно заметить, хотя бы, по тому, что первая пятерка досок, на которых размещаются вакансии и резюме, раньше заманивали к себе рекламными слоганами: у нас 10 тысяч вакансий ежедневно. А сейчас они пишут так: у нас 5 тысяч резюме, еженедельно, почти все новые. Т.е., понятно, на кого все это ориентировано. Поэтому, соискатель пошел, как невеста на выданье, особенно богатая невеста.

М.П. — Сегодня, для наших компаний это плохо. Потому что, теряется опыт, прерывается технологические цепочки, прерывается бизнес — процесс и, соответственно, в компаниях теряются деньги.

Е.Д. — Вы знаете, просто человек начинает понимать, что он делает, в связке с кем он делает, как он должен это делать, и что должно получиться в результате — где-то, через год только. Т.е, человек, который вышел на 3 месяца, посмотрел вокруг, покивал головой. Он даже пока не понял окончательно, куда он попал и что он должен делать. Вот так он скачет и скачет. Еще лет 7 назад, резюме, в котором за 1,5 года 4-5 мест работы, просто бы не рассматривали, ни то, что не взяли. В настоящий момент, это считается нормальным. И, я видела обратные случаи, когда юристы спрашивали: вы 7 лет на одном месте, что вы там делаете? А мне там нравится. И люди этого уже не понимают.

И.И. — Но, если его это устраивает, почему бы и нет?

Е.Д. — И здесь ему приводят уже следующее: если человек 7 лет сидит на одном месте работы, несмотря на то, что он там вырос, и дорос — это значит, что человек не амбициозен, человек боится перемен. Т.е., вешается куча ярлыков, психологических, которые потом дальше передаются работодателю. А вот он 7 лет на одном месте сидел, что-то у него в консерватории не так. Вы, конечно, его посмотрите, потому что других нет, но, тем не менее, обратите внимание, мы вас предупреждаем. Видите, пошло отклонение от нормы, на мой взгляд. Я не знаю, но мне кажется, что если человек меняет работу чаще, чем раз в 3 года, то, иногда, можно сказать, что он гонится за лучшим, либо избегает ответственности. Потому что, первые претензии, по поводу выполненной работы, можно начать получать как раз, где-то, в период от 4 месяцев до полугода — тогда уже, что-то видно. Следовательно, если человек меняет работу каждые полгода, 8 месяцев — до года, значит, что он, фактически на этом месте работы не справился. Он не справился, понял это, и сам быстро смотал.

И.И. — А не бывает, разве, так, что работодатели, как раз, его и подталкивают к этому? Они дают ему какие-то нереальные задания, и планы ставят, не доплачивают ему, всячески, может быть, третируют. Или просто, эта кантора закрывается. Конторка умерла, и все. Вы знаете, это в различных, совершенно, секторах бизнеса может быть.

Е.Д. — Конечно, такое тоже может быть.

М.П. — Но, это, скорее, исключение из правил. Т.е., если рассмотреть 10 резюме кандидатов, которые каждый год меняли работу. Можно найти разные причины смен работы. С одной стороны, может, человеку не повезло и ему так не везло каждый раз с работодателями. Но, в 4-5 местах под ряд не везло с работодателями? Я согласна, что человек мог не справляться со своей работой и уходить, понимая, что не тянет. А, может быть, это будут какие-то психологические причины, когда человек не уживался каждый раз в коллективе и уходил из-за этого.

И.И. — Но, есть и начальники — деспоты.

Е.Д. — Конечно.

М.П. — Но, не может же 5 начальников-деспотов встречаться под ряд у одного человека, и ему приходится, каждый раз, менять работу, бедному.

Е.Д. — Особенно, если у него объяснения звучат одинаково: начальник — зверь, работать заставлял, денег не платил, а здесь дали не реальные задачи.

И.И. — А здесь, просто, выжали и выбросили.

Е.Д. — Такое тоже может быть. Сейчас есть куча советов, как проходить интервью и т.д. Самое главное, всегда, выяснить: зачем тебя берут на работу, какие задачи тебе ставят и какие сроки выполнения, каких результатов ожидают и т.д. Что будет, если выполнишь, перевыполнишь, недовыполнишь. Это все нужно проговаривать, чтобы не возникало потом таких вещей. В нормальной компании должна быть должностная инструкция, должно точно быть известно, зачем выходит этот человек на работу. И тогда, отговорка, что мне дали не реальные планы или здесь пять человек не справится, а я бился, бился — они просто не возникнут.

И.И. — А что, такие разговоры действительно ведутся, о том, что иностранные компании больше заботятся о создании комфортных условий для людей, поэтому там и работать легче, лучше, и престижнее, что самое главное.

Е.Д. — Комфортно, психологически или физиологически?

И.И. — Физиологически, психологически, материально, карьерно.

Е.Д. — Западные компании, большей частью, как раз, приветствуют эти самые 7 лет на одном месте работы, и никуда уходить не планирую. И, что-то, в этом направлении они, конечно, делают. Второе — по зарплатам. Это миф. На самом деле, в очень многих западных компаниях зарплата ниже, чем в российских. Потому что, предполагается, что человек идет туда работать, в том числе, за брендом. Он там 3 года отработает, после этого у него будут вот такие пальцы, он пойдет, рассказывая, что я там дорос, да я теперь в вашей советской компании порядки наведу и все сделаю. И тогда, он уходит уже на достаточно большие деньги. По поводу физиологического комфорта — да. У них, как правило, есть и та самая столовая, тот самый кондиционер и медицинская страховка и какие-то еще приятности. А, по поводу психологического комфорта. Ну, я не знаю, прессинг бывает глобальный.

И.И. — Они несут тяжелое бремя белого человека, учат нас неразумных.

М.П. — С одной стороны, да. С другой стороны, поскольку у нас до сих пор, менталитет совсем другой, совсем не западный. Поэтому, не каждый человек идет работать в западную компанию, и не каждый человек там уживается. Будем считать японскую компанию, западной или не западной?

Е.Д. — Ну, по крайней мере, не нашей.

М.П. — Я знаю случаи, когда наши люди в японской компании работали, и им нравилось. Им нравилась та система, в которой они работали, но ведь многие оттуда уходят, и говорят: мы не можем в таком психологическом климате, который создают японцы в своих компаниях и даже в филиалах у нас, не можем работать. Каждый человек ищет для себя.

Е.Д. — Все же люди разные. Просто, кому-то эта регламентированность и эта четкость показана, и ему там комфортно. А у кого-то некие предпринимательские порывы и взрывы эмоций, и он как инородное тело.

И.И. — "Новые Известия" процитировали их исследования: "…в нашей стране, на каждый вложенный в них доллар возвращается 2,3 доллара прибыли. В компаниях-лидерах, по отдаче инвестиций персоналу уровень текучести в двое ниже. Поскольку, деньги, вложенные фирмой в своих людей, не утекают к конкурентам вместе с увольняющимся…". У меня же, такое впечатление, что у нас возвращается не 2,3 доллара, а все 10 долларов. Потому что, человеку не доплатят, из него сделают "фарш", согнут в бараний рог и т.д. Набрал денег, и на Канары, и все. Вот в этом состоит наш бизнес.

Е.Д. — Помните, почему рабовладельческий строй сменился, в свое время? То, что вы описали, это как раз он и есть. Малоэффективный в работе раб, которого задавили, использовали и т.д. Но, рабовладельческий строй кончился, как раз из-за отсутствия эффективности. Поэтому, с того задавленного, выжатого, использованного работника десять рублей обратно не вернешь. Он болеть будет дольше, чем работать. И работать он будет из-под палки, да с большим трудом, и крайне не охотно.

М.П. — Я бы не согласилась, что все владельцы компаний хотят выжать последние силы из всех своих сотрудников и уехать на Канары.