Форма поиска

Вы здесь

МВА: не обольщайтесь

Версия для печати Консалтинговый портал Consult.ru
18.12.2007

Среди критериев, по которым составляется международный рейтинг бизнес-школ — темп роста зарплаты выпускников. В одной (а может быть и не в одной?) российской бизнес-школе изобрели оригинальный способ повышения рейтинга.

Как рассказывал мне один из выпускников, преподаватели этой школы на занятиях весьма активно продвигали идею, что слушателям не нужно бояться менять работу, что на рынке они стоят гораздо дороже. По словам собеседника, более половины его однокурсников сменили работу за время учебы. Причем, некоторые — не один раз. Да и сам он теперь считает, что засиживаться на одном месте в фирме более 3-х лет нельзя.

Можно поверить, что "школьные" коллеги моего собеседника, действительно, нашли более высокооплачиваемую работу. Но большой заслуга бизнес-школы в этом нет. По словам обучавшегося там менеджера, среди преподавателей мало практиков, знающих преподаваемый ими предмет на собственном опыте, а не по западным  учебникам, 25-50 летней давности. По его мнению, лишь немногое из того, о чем говорили преподаватели, он может применить на практике. В большинстве своем он и его сокурсники получили подтверждение тому, до чего дошли через собственные "синяки" и "шишки". А зарплата выпускников становится выше из-за перекошенного рынка труда: менеджеры сейчас в дефиците.

То, что мы имеем на нашем рынке MBA, во многом следствие "детской болезни" российского бизнес-образования.

Во-первых, в России и на образовательном рынке все ещё идет процесс "накопления первичного капитала": для владельца бизнес-школы оборот и из бизнеса все еще важнее количественного образования. Мне довелось тесно пообщаться с двумя выпускниками известной французской бизнес-школы INSEAD. По их словам, весь процесс обучения — это буквально ежедневная гонка на выбывание. Никто не дрожит над студентом: оказался в конце рейтинга — отчислен. Порой, "до финиша" доходит меньше половины группы. Выпускник российской бизнес-школы говорил, что их группа к концу обучения сократилась "процентов на 10%, но в основном по личным обстоятельствам обучавшихся".

Второй фактор — преподаватели. Преподавать в бизнес-школах должны прийти мы -консультанты, действующие бизнесмены, в крайнем случае топ-менеджеры на пенсии. Пока такие люди в российском MBA редкость. И это большая беда бизнес-школ. Западное бизнес-образование построено, на получении студентами навыков через решение конкретной менеджерской задачи, в ситуации, заданной кейсом. Это кейсы из реальной западной бизнес-практики, подготовленных преподавателями-практиками. В России такие кейсы создавать некому. Поэтому в российских бизнес-школах образование все ещё строится на изучении менеджерских инструментов. Грубо говоря, учат принципиальному строению молотка, их разновидностям и особенностям, а не забиванию гвоздей. В лучшем случае обучение идет на западных кейсах. Но для российской действительности они мало применимы.

Люди, имеющие "степень МВА, в большинстве своем слишком самонадеянны, страдают болезненной склонностью к аналитике и недостатком управленческой восприимчивости". Под цитатой канадского профессора Генри Минцбергом, McGill University — известным критиком существующей системы западного бизнес-образования, с большой радостью подпишутся многие из наших клиентов. Уважаемый профессор предлагает бизнес-школам ставить в сертификатах своим выпускникам печать "Осторожно: руководить НЕ готов!". Наши бизнесмены порой более категоричны: "Для управления потерян!"

И здесь возникает вопрос разницы восприятия реальности менеджером и владельцем. Если менеджеры считают, что получение бизнес-образования или диплома MBA — это большой плюс в карьере, то для большинства предпринимателей, с которыми работает наша команда — это знак профнепригодности. Очень много владельцев считают диплом MBA фактором, способствующим  не повышению, а уменьшению стоимости человека. Владельцы жалуются, что обучение в бизнес-школах загоняют мозги человека в рамки. И это при том, что изначально, эти самые мозги были очень открытыми к поиску и творчеству. Для не очень успешных менеджеров — это оканчивается плачевно: они вообще перестают думать, а начинают "действовать по схеме". В одной клиентской компании генеральный директор, с точки зрения выпускника MBA, все правильно внедрял. Освоенными в школе менеджерскими инструментами, он пользовался правильно. Только бизнес при этом посадил настолько, что в последний квартал его работы, от первоначального оборота осталось 27 %. 
Наиболее продвинутые из выпускников бизнес-школ, с которыми довелось общаться мне и моим коллегам, самым большим результатом считает знакомство "с себе подобными". Обмен опытом и стал для них самым главным результатом обучения. Остальные бизнес-ученики все это обучение воспринимают слишком серьезно. У них формируется уверенность, что раз они знают SWOT — анализ или KPI, то теперь они очень крутые менеджеры "на миллион".

Можно обобщать (или не обобщать) наш опыт, делать поправки на молодость системы российского образования, но очевиден факт: кроме новых знаний, расширения кругозора и, возможно, полезных знакомств ученики рискуют "подцепить" в бизнес-школе и "бациллу величия", которая неизменно приведет к падению лояльности этого менеджера к своему работодателю. Руководителю компании стоит еще раз задуматься о целесообразности спонсирования бизнес-образования своим менеджерам. Если же подчиненный пошел обучаться за собственные деньги, то его начальнику либо надо приготовить дополнительные "прививки лояльности" для такого сотрудника, либо сидеть и довольно потирать руки. Действие зависит от заинтересованности начальника в продолжение работы сотрудника в его компании.