Форма поиска

Вы здесь

Про деньги

Версия для печати
Радио «City FM»
13.03.2011

Игорь Васильков: Меня зовут Игорь Васильков. Приветствую всех, кто присоединился к нам в это время. Вот какие мысли вызвала у меня тема, которую мы сейчас будем обсуждать. Momento mori, есть такое выражение латинское. Оно означает — помни о смерти. С одной стороны очень мрачное, с другой очень оптимистичное. Весело, по большому счету. Потому, что означает оно буквально следующее: помни о смерти и веселись сегодня, живи сегодня на всю катушку. С другой стороны бизнес дело такое, которое не позволяет жить одним днем. Сегодняшним днем. Все-таки если вы хотите иметь успешный и развивающийся бизнес вы должны иметь хоть какой-то приблизительный план на ближайшее время. К сожалению, при всем притом, возвращаясь к латинской фразе все наши существования конечны. И очень обидно, если бизнес, в который вы вложили силы и целую жизнь, после вашего ухода распадется. Но предположим, что у Вас есть дети и тогда вполне возможно, что они продолжат ваше дело. И будет он только развиваться. Но вот вопрос, продолжат ли его. Нужно ли передавать вообще детям свой бизнес. Если мы вспомним и посмотрим на историю развития взаимоотношения богатых людей с их детьми, то чаще всего бывает так, что наоборот эти самые богатые люди в той же самой Америке стараются всячески своих детей не баловать и заставляют их самостоятельно развивать свой бизнес, поскольку примеры показывают, что когда готовенькое передается детям, они его, как правило, проедают. Сегодня мы эту тему обсудим с президентом и генеральным директором Консалтинг-Центра "ШАГ", это два разных человека, это Светлана и Евгений Емельяновы. Светлана и Евгений здравствуйте.

СВЕТЛАНА ЕМЕЛЬЯНОВА: Добрый день

ЕВГЕНИЙ ЕМЕЛЬЯНОВ: Добрый день.

ИГОРЬ ВАСИЛЬКОВ: Светлана, ну вот можно с Вас начну — а насколько вообще эта тема актуальна. Часто обращаются ли люди, которых этот вопрос волнует. Куда передать свой бизнес по окончанию земного пути.

СВЕТЛАНА ЕМЕЛЬЯНОВА: Знаете, сегодня это достаточно редкий случай.

ИГОРЬ ВАСИЛЬКОВ: А почему?

СВЕТЛАНА ЕМЕЛЬЯНОВА: Потому, что нынешнее поколение бизнесменов еще находится в том возрасте, это хороший возраст середины жизни, когда люди все-таки эту тему немножечко еще пока откладывают. Это обычно люди 40-50 лет, они вполне в добром здравии и дети их в основном это либо подростки, или те, которые либо учатся в ВУЗах или только их заканчивают.

ИГОРЬ ВАСИЛЬКОВ: Ну а с другой стороны, мы видим даже такие яркие имена, скажем там Алсу и ее отец. Совершенно очевидно, что Алсу не пойдет по стопам бизнеса своего отца. Неужели он не задумывается о том, кому он оставит свой бизнес.

ЕВГЕНИЙ ЕМЕЛЬЯНОВ: Ну, я думаю, что это абсолютно закономерный вопрос, и я могу привести такую аналогию. Представьте себе, что Вы водитель дальнобойщик и отлично поставили свое предпринимательское дело. "Momento mori", как Вы говорите, и Ваша дочка должна принять от Вас Ваше дело. Она не будет водить грузовик, она не умеет поменять колесо, у нее нет связей, необходимых на дороге и поставщиков, которые ей доверяют. Фактически передача бизнеса — это ровно тоже самое. Это огромное самостоятельное дело, в которое нужно вникать, понимать очень много тонкостей, особенностей и деталей, и с бухты барахты… Это конечно актив, который можно продать. Но просто так взять и вести бизнес на ровном месте вряд ли у кого-то получится.

ИГОРЬ ВАСИЛЬКОВ: По-моему есть такая фраза. Она принадлежит Владимиру Владимировичу Путину. Нам не нужны деньги в виде бумажек, нам нужны активы и ничего в этом плохого нет. Действительно, переедая… В конце-концов, и к сожалению, как говорил Булгаков, все мы смертны причем внезапно. Хотя с другой стороны ни с того, ни с сего кирпич никому на голову не падает. В любом случае риски всегда существуют. Это может быть не только кончина, ну и там болезнь и все, что угодно. А бизнес то жалко. Его все равно нужно думать, к кому он перейдет в случае чего. Вот как вот быть.

СВЕТЛАНА ЕМЕЛЬЯНОВА: Да, ну я бы здесь две темы бы разделила. Они сами по себе обе интересные. Во-первых, вот та, о которой вы сейчас помянули, о том, что же будет, если что-то случится. И вот об этом все предприниматели и наши заказчики, с которыми мы много лет рабоатем, и все остальные безусловно думают. И в качестве тех, кто подхватит бизнес, отнюдь не всегда выступают их дети. Потенциально выступают. А вот вторая тема — это дети предпринимателей, дети бизнесменов и их судьбы. И это другая тема. И не всегда их судьбы — это судьбы бизнеса. Их судьбы разными бывают и это вопрос жизненного выбора.

ИГОРЬ ВАСИЛЬКОВ: А как в этой ситуации быть. Должен же человек сегодня, даже если ему 40 лет, он совершенно здоров, и дай Бог ему еще 100 лет прожить, должен же он смотреть назад, и это абсолютно нормальный и естественное явление. 20-ти летний человек уже задумывается о завещании. У нас почему-то это считается, ну что ты, зачем про это думать. С другой стороны это же естественно. Кто из Вас?

СВЕТЛАНА ЕМЕЛЬЯНОВА: Ну, мы хотим сказать, что это тема, с которой мы работаем лет 15 точно. Поскольку-постольку даже тогда, когда создавались российские бизнесы этой волны нашей рыночной истории, сразу стал вопрос о том, что делать с бизнесом, если что-то случится. 90-ех годах это было вызвано неблагоприятностью ситуации, сегодня это вызвано другими обстоятельствами, но так или иначе, мы всегда говорим своим заказчикам: "Друзья, готовьте свое бизнес-завещание. Если группа партнеров владеет одним бизнесом, мы предлагаем готовить соглашение учредителей, чтобы каждый из партнеров знал, что будет с его долей, если произойдет некий форс-мажор. И это важно, и действительно это… Аналогия которую мы приводим — это аналогия с брачным контрактом. Брачные контракты — все больше входят в жизнь российских граждан, как мы понимаем. Но и в жизнь бизнес-партнеров они входят точно также. Потому, что много ситуаций возникает.

ИГОРЬ ВАСИЛЬКОВ: И кстати, я хотел бы, чтобы к нашему разговору присоединились радиослушатели. Вот проблема наследования бизнеса, насколько она важна на Ваш взгляд и были ли у Вас истории связанные с этим, 9951111 — это телефон по которому вы можете позвонить и прямо сейчас принять участие в этом нашем разговоре. Ну а с другой стороны, наверное Евгений к Вам уже обращаюсь, ведь сама процедура перехода бизнеса в наследство, предположим, она же тоже не автоматическая. Что-то случилось .. Это наверное целый процесс, и если не оформлены соответствующие документы, как даже в случае с квартирой, предположим

ЕВГЕНИЙ ЕМЕЛЬЯНОВ: Абсолютно верно.

ИГОРЬ ВАСИЛЬКОВ: Расскажите здесь, что знаете.

ЕВГЕНИЙ ЕМЕЛЬЯНОВ: Абсолютно также, как в случае с квартирой, бизнес должен быть оформлен хорошо. И, к сожалению, мы не юристы по профессии, по базовому образованию, но, тем не менее, знаем, что в этом отношении конечно, у нас есть чрезвычайно позитивная тенденция, которая сводится, прежде всего, к тому, что в последние 10 лет конечно же, бизнес стал намного белее, чище, аккуратнее и юридически грамотнее оформлен сейчас. Поэтому недавний случай, который мы знаем передачи бизнеса, с точки зрения документарной проблем наверное не вызывает. А в первый период, и тех случаях, когда бизнес живет в какой-то не совсем белоснежной чистой зоне, конечно пролемы огромные. Наследник получает ООО с уставным капиталом в 10000 рублей…

ИГОРЬ ВАСИЛЬКОВ: И все практически.

ЕВГЕНИЙ ЕМЕЛЬЯНОВ: Да. И что хочешь, то и с ним делай.

ИГОРЬ ВАСИЛЬКОВ: Поскольку Вы профессионально занимаетесь бизнес-консалтингом, предположим я человек, у которого есть какие-то деньги, и пришел к Вам с просьбой помочь мне, проконсультировать меня, я хочу открыть бизнес. Вот с чего начать это разговор, как правило.

СВЕТЛАНА ЕМЕЛЬЯНОВА: Разговор отличный. Мы крайне любим такие разговоры. Обычно он начинается с того, что мы спрашиваем "Зачем Вам бизнес?". И почему вы не хотите какой-то более легкой дороги своей жизни. Тяжелый бизнес путь.

ИГОРЬ ВАСИЛЬКОВ: Между прочим, это вопрос не простой. И он очень философский. Именно в нашей стране этот путь такой сложный. У нас , как правило, с тех лет, когда все это начиналось, бизнес был зачем нужен. Быстро заработать, лучше украсть, и сбежать.

СВЕТЛАНА ЕМЕЛЬЯНОВА: Ну понимаете, нас крайне радует, что сегодня люди которые приходят в бизнес — это все таки люди другого склада. И вот этой установки нет. А, как правило, те, кто начинают дело — это люди, которые на длительную перспективу пристраивать свой жизненный путь и они выбирают это дело, потому, что им хочется быть самостоятельными, принимать решение самостоятельно, ни от кого не зависеть и делать дело по своему.

ИГОРЬ ВАСИЛЬКОВ: Ну а вот скажите вы, если я молодой и наивный человек, у меня действительно есть какие-то деньги, может родители оставили, на вопрос зачем мне бизнес говорю, что хочу быстро заработать много деньги. Это, наверное, не совсем так?

ЕВГЕНИЙ ЕМЕЛЬЯНОВ: А как вы заработает быстро?

ИГОРЬ ВАСИЛЬКОВ: А я пришел к Вам. Как к специалистам консультантам. Проконсультируйте меня, как мне их заработать.

ЕВГЕНИЙ ЕМЕЛЬЯНОВ: Тогда мы отвечаем Вам, ну если вы хотите заработать быстро, Вы моете поиграть, поспекулировать, как угодно назовите на ценных бумагах, фондовых биржах и прочее. Риски аналогичны.

ИГОРЬ ВАСИЛЬКОВ: И для этого совершенно не нужно открывать свой бизнес.

ЕВГЕНИЙ ЕМЕЛЬЯНОВ: Совершенно не нужно, абсолютно. Но если вы хотите заняться бизнесом, ну возьмите самой простой, торговый бизнес. Вам придется закупить товар и рискнуть вложением денег, открыть магазин, что потребует примерно пол года, его отбить, что потребует примерно два-три года, если вы хотите заработать Вам потребуется десяток, а лучше несколько сотен магазинов, прикиньте, сколько времени Вам надо.

ИГОРЬ ВАСИЛЬКОВ: В любом случае первое, что Вы говорите наивным людям, которые хотят в этой стране, но не только в этой стране, везде наверено так, это риск. Да? Вот это слово.

СВЕТЛАНА ЕМЕЛЬЯНОВА: Вы знаете, у нас был отличный опыт. Мы несколько лет назад предложили нашим старым заказчикам, владельцам бизнесов позаниматься с их детьми, подрастающими и провести такой курс, который мы назвали курс "Дети Бизнеса". Главная цель, которую мы перед собой ставили — это разубедить ребят в том, что им нужно заниматься бизнесом. Потому, что тот, кто адекватно понимает, что это за стезя, не будет сам себе стоить иллюзий, относительного того, что можно легко и быстро заработать деньги. Легко и быстро только на криминале. На реальном, цивилизованном бизнесе это сделать очень быстро не удастся.

ЕВГЕНИЙ ЕМЕЛЬЯНОВ: Если можно, я внесу все-таки маленькую поправку в то, что сказала Светлана. Конечно, разубедить детей потомков бизнесменов в том, что им нужно заниматься бизнесом, это была не цель, а то, что мы называем прививкой. Потому, что если кто-то хочет делать бизнес всерьез, он должен пережить, то, что это очень трудное дело и тогда у него будет достаточно сил и энергии для того, чтобы сделать свое дело.

ИГОРЬ ВАСИЛЬКОВ: Я почему-то вспоминаю всегда, когда мы говорим о новом поколении бизнесменов — был такой анекдот исторически связанный с личностью Саввы Абрамовича Морозова, человек, который был крестьянин, если кто знает его историю жизни, человек, который видимо был рожден, как Ломоносов, с какими-то невероятным купеческим талантами, поскольку говорят, что он каждый день пешком ходил за 20 километров в город и продавал там то ли валенки, то ли еще что-то. Этим он заработал свои первые рубли. Потом, как известно, он стал одним из самых богатых людей в России. И есть анекдот. Он связан с тем, что когда он умирал, он собрал своих детей, а у него их было много, сыновей собрал, и сказал "Запомните главное: не воруйте с оборота, воруйте в прибылей". Был такой закон, который

СВЕТЛАНА ЕМЕЛЬЯНОВА: Да, вы знаете, эта мудрость, она остается мудростью и по сей день. Все тоже самое абсолютно. Когда люди не понимая сути бизнеса, залезают в оборотные средства, то воруют они сами у себя уже.

ЕВГЕНИЙ ЕМЕЛЬЯНОВ: И в этом смысле, конечно, грех не вспомнить библейскую притчу о трех талантах. И в этих трех алгоритмах можно поступить совершенно по-разному с тем наследством, которое тебе досталось. Закопать, то ест проесть, пустить в оборот, или попытаться сохранить.

ИГОРЬ ВАСИЛЬКОВ: С другой стороны, мне кажется, что то дело, которым занимаетесь Вы. Бизнес-консалтингом, оно — вторая такая мысль — это все таки оптимизм, который в вас присутствует. Вот вы верите, что в этой стране у бизнеса есть будущее. Хотя многие, кто сегодня занимаются этим, считают ровно наоборот. Я знаю, что сегодня идут такие разговоры — многие бизнесмены думают, куда бы грамотнее уехать отсюда, поскольку действительно условия, которые сегодня в стране они явно не способствуют бизнесу.

СВЕТЛАНА ЕМЕЛЬЯНОВА: Знаете, да, мы 17 лет своей жизни на этом рынке, мы преисполнены, остаемся все равно оптимизма, относительно будущего бизнеса и ждем, бесконечно ждем новых волн бизнесменов. Впервые мы ждали их в кризисе 98-го, потом мы их ждали в середине 2000-х годов, и сейчас мы их тоже ждем. Но сейчас мы их видим. И это отрадно для нас, потому, что мы видим, как в бизнес приходят новые люди. Часто они бывают детьми владельцев бизнеса или их какими-то ближайшими родственниками. Часто они совершенно сами по себе, люди, у которых никто раньше не занимался бизнесом. Но это дети 25 лет. Недавно нам рассказали историю о мальчике 24 летним, который начинал с сервиса холодильных установок и за два-три года сделал достаточно хорошую компанию в 30 человек. Это очень отрадно, это радует необыкновенно.

ИГОРЬ ВАСИЛЬКОВ: А действительно сегодня это реально — не быть членом клана, не быть ребенком какого-то великого, известного, богатого чиновника и реально сделать свой бизнес. Такие люди вам попадались?

ЕВГЕНИЙ ЕМЕЛЬЯНОВ: Ну я бы сказал, что быть скорее мешает, чем помогает в данной ситуации.

СВЕТЛАНА ЕМЕЛЬЯНОВА: Быть чьим-то сыном или дочкой.

ИГОРЬ ВАСИЛЬКОВ: А почему?

ЕВГЕНИЙ ЕМЕЛЬЯНОВ: Ну потому что… Вы знаете, когда у нас была работа с наследниками людей, которые раскрутили свой бизнес, они были замечательные ребята, прекрасно образованные, очень ориентированные и так далее, но у многих из них была одна особенность с которой нам было труднее всего, мы бы назвали ее так — синдром охраны. Дети, которые провели детство в джипе с охраной, не знают, что такое страх или настоящий риск. В этом смысле дворовым ребятам легче.

ИГОРЬ ВАСИЛЬКОВ: Это как в детском доме есть синдром сладкого чая. Не знаю, что нужно насыпать туда.

СВЕТЛАНА ЕМЕЛЬЯНОВА: Ну примерно. Вот вы говорите, что "Как же так". А вот именно так. Самые предрасположенные к тому, чтобы быть успешными в бизнесе, это те, кто голодал, страдал и был необихожен в детстве. Потому, что все остальные имея хорошее существование, конечно, вроде бы, казалось бы, получают все, для того, чтобы нормально двигаться дальше, но на самом деле не хватает драйва, энергетики не хватает, хотя хватает и ценностей и интересов в этом деле.

ИГОРЬ ВАСИЛЬКОВ: Вы знаете, я вот обратил внимание, как есть такой избитый штамп. Журналистская судьба сводила меня с большим количеством богатых людей в разных странах и я обратил внимание, что те из них, как Вы говорите, кто начинал с нуля, кто не имел никаких родителей, это действительно были люди, во первых, они были очень жадные. Как правило, скабрезные, я бы даже сказал. Они тряслись над каждой копейкой.

СВЕТЛАНА ЕМЕЛЬЯНОВА: Абсолютно.

ИГОРЬ ВАСИЛЬКОВ: Предположим, что человек, у которого 7 млрд долларов лежало просто в банке, не в оборотных средствах, он не мог себе позволить нанять автомобиль с шофером. Он везде приезжал сам на каком-то жутком рыдване. И когда я его спросил, ну почему? Это же ваш имидж, он сказал, нет, не имидж. Зачем я буду тратить для встречи с тобой… ты для меня не являешься, так, журналист. Зачем я буду тратить деньги? Когда мне нужно, Rolls-Royce я выгоню из своего гаража. И вот этот подход, вообще такой западный подход. Мне кажется, что у нас этого вообще не существует. Может быть, как раз те поколения, которые следующие скажем, вторые поколения, это поймут. У нас же наоборот. Чем ты больше бросишь вот этой внешней красоты в глаза, чем дороже у тебя часы, автомобиль, тем кажется успешнее бизнес.

ЕВГЕНИЙ ЕМЕЛЬЯНОВ: Это абсолютная правда, но вот такую стилистику поведения человека бизнеса российский бизнес только-только начинает осваивать, честно говоря. И это видно даже по моде. От красных пиджаков и чего-то там…

ИГОРЬ ВАСИЛЬКОВ: НУ красные пиджаки отошли, честно говоря…

СВЕТЛАНА ЕМЕЛЬЯНОВА: Отошли, отошли.

ИГОРЬ ВАСИЛЬКОВ: И цепи эти …

ЕВГЕНИЙ ЕМЕЛЬЯНОВ: И сейчас можно даже увидеть бизнесмена во вполне заурядной casual одежде в каких-то моментах времени и он начинает переставать считать себя обязанным носить золотой браслет каждую секунду своей жизни и так далее и все прочее. Но если позволите две минуты, все-таки конечно же, сказывается очень серьезно то, что в России бизнес — это существо первого поколения, а на западе многолетняя традиция. И в том, что касается воспроизводства бизнеса, передача его поколениям, конечно же, в западной, особенно европейской традиции существует уже огромная история, наработанная своими традициями…

ИГОРЬ ВАСИЛЬКОВ: Вы знаете, мне кажется, что не совсем корректно говорить так, в России бизнес имеет древнюю историю. Но его представители, которые были лучшими, они были физически уничтожены.

СВЕТЛАНА ЕМЕЛЬЯНОВА: Мы имеем в виду, когда говорим, говорим о нынешнем периоду, о современной

ИГОРЬ ВАСИЛЬКОВ: У них не было такого перерыва в 70 лет.

ЕВГЕНИЙ ЕМЕЛЬЯНОВ: В этом смысле бизнес никогда не прерывался, потому, что наши теневики и все те, кто шел по статье спекуляция, были предпринимателями советского периода.

ИГОРЬ ВАСИЛЬКОВ: Не тот масштаб. У них был риск, над ними довлел. Мне кажется, то сегодня, если мы будем говорить о том человеке, который приходит за консультацией и спрашивает "Как мне развивать свой бизнес" хотелось бы оставить этот бизнес детям, мне кажется, что первый совет, который нужно давать этому человеку, это нужно постараться сейчас дать этим детям образование. Причем, чем лучше, тем лучше и потом выгоднее.

СВЕТЛАНА ЕМЕЛЬЯНОВА: Вы знаете, двусторонняя это тема. Есть и обратная сторона луны. Потому, что да, конечно, образование хорошая штука, все понимают, что надо быть развитым, надо понимать, что такое маркетинг, что такое управленческий учет, и как работать с персоналом, и это правда. Но только с одной стороны. Потому, что с другой стороны мы видим такие закомпастированные мозги у тех, кто получает хорошее образование, например, на курсах МВА. Не важно, российских или западных. Мы видим такие штампованные решения, мы видим абсолютную несвободу и неумение самостоятельно мыслить. И поэтому совершенно не факт. И здесь хочется привести высказывание одного из руководителей известной французской бизнес-школы INSEAD, про которое нам рассказывала наша клиентка, окончившая эту школу. Получая диплом, который вручал ей этот человек, она услышала его слова: "Ну вот поздравляю вас всех с окончанием INSEAD, но теперь обращаю Ваше внимание, что скорее всего Вы пойдете работать к тем троишникам из INSEAD, которых мы выгнали с третьего курса". И это факт жизни. И это понимают очень многие. Большое бизнес сегодня, частный бизнес сегодняшний в России очень часто делался людьми с плохим образованием, не получившим образование, людьми, которые просто были голодные, рисковые, быстрые, готовые что-то делать.

ЕВГЕНИЙ ЕМЕЛЬЯНОВ: Да что там говорить, Билл Гейтс — недоучка. Наверное, процентов 70 людей, предпринимателей, с которыми мы работаем, тоже не закончили институтов.

СВЕТЛАНА ЕМЕЛЬЯНОВА: На время начала собственного бизнеса.

ИГОРЬ ВАСИЛЬКОВ: Но все-таки согласитесь, что это не очень правильный призыв не заканчивать, не поучать образование.

ЕВГЕНИЙ ЕМЕЛЬЯНОВ: Это не призыв, это констатация факта.

ИГОРЬ ВАСИЛЬКОВ: Это действительно так, хотя Билл Гейтс скорее исключение из правил.

ЕВГЕНИЙ ЕМЕЛЬЯНОВ: Нет, отнюдь нет. Не буду говорить в цифрах, но это очень распространенная история.

ИГОРЬ ВАСИЛЬКОВ: Ну если говорить об Америке, то наверное да, поскольку сама страна родилась на людях, которые приехали неизвестно куда, были неизвестно кем и собственно говоря на пустом месте построили такое государство. Одно, подчеркиваю, одно из самых великих в мире. Остается надежда, что и наше тоже не менее великое. Но если мы будем говорить о России дореволюционной, то здесь безусловно, в том числе и бизнес зижделся на столпах образования. Поскольку фигура Михаила Васильевича Ломоносова мне кажется до сих пор полностью не изучена. И вот эта фигура человека пришедшего из низов и добившегося каких-то невероятных результатов, она собственно говоря. И очень похожи многие судьбы русских миллионеров на судьбу Ломоносова. Другое дело, что потом да, прервалось.

СВЕТЛАНА ЕМЕЛЬЯНОВА: Вот. Но Ломоносов начал с того, что у него был совершенно бешенный драйв внутри. Который толкнул его двигаться с этим обозом в Москву. И конечно, мы все, будучи выпускниками Московского Государственного Университета крайне приклоняемся перед этим человеком и перед любым образованием, но, давайте все равно, хоть многим это кажется не привычным, отдавать себе отчет в том, что отличники — это не лучшие бизнесмены.

ИГОРЬ ВАСИЛЬКОВ: С другой стороны, если еще дальше вести эту тему… я хочу еще в историю углубиться.

СВЕТЛАНА ЕМЕЛЬЯНОВА: Давайте.

ИГОРЬ ВАСИЛЬКОВ: Личность Петра Первого. Который переделал страну. Человек родился уже будучи царем. Собственно говоря, что ему еще нужно было в этой жизни? Правь себе как батюшка Алексей Михайлович, имей все, что угодной и вдруг! Я не могу понять мотивационной задачи Петра, который стал все это переделывать. Какую он взвалил на себя невероятную ответственность. Насколько человек был с драйвом. По сути это человек был бизнесмен

ЕВГЕНИЙ ЕМЕЛЬЯНОВ: Ну заметьте, Петр Первый пошел учиться не в Амстердамский университет, а к Амстердамским плотникам

ИГОРЬ ВАСИЛЬКОВ: Плотникам, да.

ЕВГЕНИЙ ЕМЕЛЬЯНОВ: И в этом смысле наши бизнесмены тоже идут учиться к плотникам. И это правильно

СВЕТЛАНА ЕМЕЛЬЯНОВА: К плотникам от бизнеса, да?

ЕВГЕНИЙ ЕМЕЛЬЯНОВ: Да. Они не должны идти учиться в университеты. Это им мешает.

СВЕТЛАНА ЕМЕЛЬЯНОВА: И я бы сказала так — ключевое слово и Вы его произнесли Игорь, драйв. И если у меня есть драйв, то я достану те знания, которые мне нужны.

Многие бизнесмены говорят, и вообще про бизнес говорят, что бизнес — это наука управлять людьми, которые гораздо умнее самих бизнесменов. Или образованней самих бизнесменов. Но бизнесмены — это люди с потрясающим рыночным чутьем, это люди, которые бешеной своей энергетикой за собой тянут других людей. Они лидерские качества очень высокие имеют. И это люди, которые умеют привлекать ресурсы, в том числе и умников от разных профессий, видов дятельности и так далее. И ставить их, заставлять их служить таким образом, чтобы они служили тому делу, который бизнесмен ведет. Вот это главное.

ИГОРЬ ВАСИЛЬКОВ: Я хочу во второй части нашей программы поговорить как раз о будущем бизнеса о вашей точке зрения на то, какой бизнес будет развиваться более успешно, в ближайшее десятилетие. Я то абсолютно убежден, что вот продолжая Вашу логику, что сегодня это невозможно эта формула "продал- купил — наварил" работала в 90-е годы в основном в России. Это была такая точнее "купил — продал — наварил". Все, в этом особо ничего не надо. Надо знать, где купить, где продать, ну а уж как наварить, это уж вопрос к вам. Мне кажется, что сегодня, и вот все эти разговоры о модернизации, о нанотехнологиях кому-то они кажутся смешными, в связи с тем, что в стране 30% населения ходит в холодные туалеты. Но с другой стороны мне кажется, что все равно вектор развития бизнеса — высокие технологии. Потому, что они внедряются в жизнь. И то, что вы упомянули Билла Гейтса, вспомним Стива Джобса. И многих других людей. Это собственно говорит о том, что сегодня большие деньги они там сосредоточены. И без образования невозможно вести.

СВЕТЛАНА ЕМЕЛЬЯНОВА: Вы знаете, я бы с Вами согласилась, но добавила бы. Сейчас образование другого уровня, стартовая площадка другая. Мы вот вчера только закончили проведение стратегической сессии для одного из наших клиентов.

ЕВГЕНИЙ ЕМЕЛЬЯНОВ: Одну фразу вставлю. С нашими любимыми клиентами, которые закончили физтех.

СВЕТЛАНА ЕМЕЛЬЯНОВА: Сам по себе бизнес у них не хайтековский. У них обычный ритейл. Так вот этот ритейл задумывается об использовании новейших веб технологий для своего развития и продвижения. Но для них это будет средством работы. Даже не смотря на то, что бизнес совершенно в другой области. И конечно, потому, что они задумываются, они думают о том, какие сотрудники им нужны, с какими компетенциями нужны. Но это не значит, что владельцев этого бизнеса должны быть эти компетенции.

ЕВГЕНИЙ ЕМЕЛЬЯНОВ: У нас есть еще минутка?

ИГОРЬ ВАСИЛЬКОВ: Пол секунды.

ЕВГЕНИЙ ЕМЕЛЬЯНОВ: Когда мы начинали нашу практику, мы сталкивались с комсомольским бизнесом, который занимался инновациями.

ИГОРЬ ВАСИЛЬКОВ: ТТМ, я помню ТТМ.

СВЕТЛАНА ЕМЕЛЬЯНОВА: Абсолютно верно.

ИГОРЬ ВАСИЛЬКОВ: Давайте эту тему разовьем во второй части нашей программы. Какое будущее у бизнеса. Об этом мы поговорим с руководителями Консалтинг-Центра "ШАГ" Светланой и Евгением Емельяновыми.

ИГОРЬ ВАСИЛЬКОВ: Меня зовут Игорь Васильков и я приветствую в гостях у нас в прямом эфире президент и генеральный директор Консалтинг-Центра "ШАГ" Светлана и Евгений Емельяновы. Вторую часть программы, как и обещали, посвятим консультациям Вас, дорогие слушатели. И что же будет выгодным бизнесом в ближайшие 10 лет. Я думаю, Москвой мы ограничимся, поскольку проект Московского информационного радио. Давайте для начала послушаем Бориса. Я напомню 995 1111 — любые вопросы по этому поводу мы приветствуем. Борис здравствуйте.

Борис: Здравствуйте.

ИГОРЬ ВАСИЛЬКОВ: Слушаем Вас.

Борис: Я, во-первых, с праздником поздравляю вас, сегодня воскресение и хороший день. Приятная передача, интересные люди, говорящие такими хорошим словами о драйве, о том, что ждут молодых бизнесменов. Но, к сожалению, в школах сегодня все так устроено, что в конце-концов вы дождетесь только биороботов, которые придут. О том драйве, о котором Вы говорите, мы скоро вообще забудем. Вы же прекрасно понимаете, о чем я говорю. Потом по поводу бизнеса хочу сказать. Я считаю, что все равно, как было его сутью, купи подешевле, продай подороже, так это всегда останется. Будут какие-то незначительные изменения, но суть такой останется.

ИГОРЬ ВАСИЛЬКОВ: Спасибо Борис. Я хочу, чтобы Вы прокомментировали. Но по поводу школ, у меня один из детей сейчас до сих пор учится в школе и тоже страдает от этого. Я сам лично и старший сын учился в школе. У меня в школе из моего класса там половина класса сидела в тюрьме, но это не означает, что я биоробот. Ну и что, причем здесь школа. Человек сам … Мы сами себе сочиняем и песни и судьбы. У меня есть такое ощущение. Светлана, кто? Евгений?

ЕВГЕНИЙ ЕМЕЛЬЯНОВ: Ну я бы тоже к этому присоединился. Конечно, школы бывают хорошие и плохие, бывают дети, которые учатся и дети, которые не учатся.

ИГОРЬ ВАСИЛЬКОВ: И потом, мне кажется, что личность формирует не школа. А прежде всего семья и какие-то увлечения. Да?

СВЕТЛАНА ЕМЕЛЬЯНОВА: Ну, мне кажется, что это тема ответственности. Говорить, что я опоздал, потому, что трамвай не пришел, это значит снимать с себя ответственность за неумение управлять собственным временем. Вот тоже самое и про школу — можно говорить, что школа не та и поэтому я неудачник, правительство не то, поэтому я не умею свою жизнь построить. Ведь вопрос только в том, что готов ли я взять ответственность за свою судьбу и неважно кто я. Мальчик или девочка, из России или из Африки. Учился в престижном колледже или в обычной городской школе.

ИГОРЬ ВАСИЛЬКОВ: Есть очень важный момент, с которым нельзя не согласиться. И я так понимаю, что к нему наш слушатель клонил. Школа — школой, но для бизнеса важнее всего законы, которые существуют в государстве. Вроде бы в России сейчас огромное количество разных законов принято, но все в один голос говорят, что эти законы по своей совокупности приводят к тому, что бизнес-то как раз и кошмарится.

ЕВГЕНИЙ ЕМЕЛЬЯНОВ: Наверное, Вы правы. В этом смысле здесь ничего нового нет, потому что, сколько мы не работаем с бизнесом, он всегда выживал в ужасных, отвратительных, невозможных условиях.

ИГОРЬ ВАСИЛЬКОВ: А вот хорошо ли это? Почему не может быть наоборот? Может быт такая прекрасная ситуация в каком-то будущем, и может быть в ту прекрасную пору жить не придется ни мне, ни тебе, но может быть, когда все будет наоборот. Когда будет бизнес приветствоваться.

ЕВГЕНИЙ ЕМЕЛЬЯНОВ: Я думаю, что бизнес выживает не в последнюю очередь потому, что он все врем я в это верит. В глубине души, хотя не признается сам себе.

ИГОРЬ ВАСИЛЬКОВ: Андрей, здравствуйте, мы вас внимательно слушаем.

Андрей: Добрый день,

ЕН Здравствуйте.

Андрей: Андрей, москвич, спасибо за тему разговора, действительно наболевшее. Уже десять лет пытаюсь заниматься бизнесом. Высшего образования нет, среднего образования нет, школу закончил фактически на одни двойки. Много болел. И в тоже время никто — ни в школе, ни дома никто ничем не занимался с таким детьми, как я, поэтому сам за три года бокса вылечил все болезни, в том числе и бронхиальную астму, потом закончил школу восточных единоборств, и занимался сам курсами, ходил сам платил деньги, дома подшивал как портной любитель, какие-то вещи в Лужниках, когда они только начала подниматься, продавал, и в итоге мне почти 40 лет, трое детей, все есть, но вот по поводу бизнеса — это просто кошмарно.

ИГОРЬ ВАСИЛЬКОВ: А если не секрет — бизнес, то какой у Вас? В какой сфере?

Андрей: Бизнес — занимался логистикой. Понял, что доставка товаров у нас до такой степени со времен по Петра Первого. Такое мучение! Везде столько кордонов, ничего не изменилось. За проезд по мосту надо заплатить. Ну и грубо говоря, ты проезжаешь по территории этого барина и этому барину за дорогу ты должен заплатить. Ничего не изменилось.

ИГОРЬ ВАСИЛЬКОВ: Да, вот обстоятельства вокруг бизнеса — они у нас черезвычайные, как мне кажется. Поэтому, как мне кажется, не каждый способен, как Андрей, взять себя в руки, школу восточных единоборств закончил и…

ЕВГЕНИЙ ЕМЕЛЬЯНОВ: Здесь две темы я слышу. То, что рассказал о себе Андрей — это идеальное, извините за английское слово — back ground — основа для занятия бизнесом. Вот такие ребята, как раз и делают хороший бизнес, поэтому я верю, что и Андрея в конце-концов что-нибудь получится.

Андрей: Спасибо.

ЕВГЕНИЙ ЕМЕЛЬЯНОВ: Что касается бизнеса — еще на рубеже 90-х — 2000-х годов мы для Московского правительства и по его заказу проводили исследование по теме коррупции и административных барьеров. Тогда мы в первый раз посчитали, что сумма взяток достигает астрономических величин в городе Москве. И это правда. И в этом смысле мы сегодня же задумывались, какой бизнес будет впереди. Сегодня развивается лучше бизнес тот, который стоит как можно дальше от тех мест, где с людей собирают деньги. И активнее всего вымирает тот бизнес, где эти деньги берут.

СВЕТЛАНА ЕМЕЛЬЯНОВА: И поэтому, когда мы сегодня встречаемся с молодыми людьми, которые сегодня готовы начинать бизнес, не так, как Андрей — десять лет назад начал. То это люди, которые настроены начать бизнес в интернет- пространстве. Создать свой интернет- магазин, сделать что-то. Но это интернет поле, это поле, отделенное от офф-лайна.

ИГОРЬ ВАСИЛЬКОВ: Знаете, Светлана, в чем самый ужас заключается этой истории? Когда к нам приходят люди, представители крупных интернет- порталов, и я вдруг у них узнаю, что у них вообще нет серверов на территории Российской федерации. Потому, что они боятся. Ближайший сервер не буду, говорит кого, находится в Финляндии

СВЕТЛАНА ЕМЕЛЬЯНОВА: В Норвегии, мы знаем

ЕВГЕНИЙ ЕМЕЛЬЯНОВ: Швеции

ИГОРЬ ВАСИЛЬКОВ: Но только не в России…

СВЕТЛАНА ЕМЕЛЬЯНОВА: Да, мы знаем.

ИГОРЬ ВАСИЛЬКОВ: Потому, что может прийти человек с ружьем в один прекрасный момент, и как это было неоднократно, и весь этот бизнес заканчивается. Вот в чем проблема. Даже у такого высокопродвинутого бизнеса, как бизнес в интернете.

ЕВГЕНИЙ ЕМЕЛЬЯНОВ: Проблема в том, что государство занимается бизнесом, точнее говоря, государственные сотрудники. И в этом отношении оно играет не по бизнес-правилам. У него слишком много неконкурентных преимуществ.

ИГОРЬ ВАСИЛЬКОВ: И поэтому тему, которую мы начали, как передать свой бизнес в случае ухода из своей жизни, она не актуальна, потому, что если ты создаешь хороший и успешный бизнес, то очень часто ты не успеваешь его передать, потому, что его захватывает государство.

СВЕТЛАНА ЕМЕЛЬЯНОВА: Но я бы про другую сторону этой же темы сказала. Ведь вы смотрите, для того, чтобы сложился бизнес два обстоятельства важны. Конечно, и безусловно, первое — это тот самый драйв, та самая настроенность самого человека. С другой стороны, конечно, среда влияет. Но посмотрите, что у нас происходит. Самое печальное, что нас больше всего огорчает в российской действительности, это то, что отношение к бизнесу по прежнему остается на уровне бандитов, которые желают эксплуатировать несчастных граждан. А не отношение, как к тому средству, которое даст рабочие места, позволит занять людям себя, и самим себе обеспечивать собственную жизнь.

ИГОРЬ ВАСИЛЬКОВ: Стефан, здравствуйте, мы вас внимательно слушаем.

Стефан: Здравствуйте. Ну я бизнесом занимаюсь порядка шести лет, до кризиса это было достаточно успешно, кризис подкосил, но я бы хотел отметить... Я занимаюсь строительством, высотными работами, и хотел бы отметить такой нюанс. Сейчас в нашем государстве, как и раньше, и наверное, вперед на многие годы несмотря на все заявления и декларации властей о возможности участия малого бизнеса в различных тендерах, где небольшие ценники, выигрывать сколь-нибудь интересные тендеры — это абсолютно невозможно без четко утвержденной и прописанной во всех современных сметных нормах системы откатов. Если у тебя нет человека, который тебя лоббирует, абсолютно бесполезно куда-то лезть, если только ты не даешь цену настолько низкую, на которую невозможно даже купить материал.

ИГОРЬ ВАСИЛЬКОВ: То есть проблема того, что сегодня без знакомства, лучше всего без родственников в государственной структуре бизнес делать ну практически невозможно.

Стэфан: Невозможно, потому, что все тендеры, которые существуют … я просто заходил и с помощью откатов, бывали возможности какие-то, абсолютно невозможно прийти со стороны предоставив определенные гарантии свои, активы, показа свои работы, дав адекватную цену выиграть ничего сколь-нибудь значимого. Для того, чтобы существовать и продвигаться.

ИГОРЬ ВАСИЛЬКОВ: Понятно. Спасибо. Давайте мы послушаем комментарии наших гостей.

ЕВГЕНИЙ ЕМЕЛЬЯНОВ: Ну в этом смысле я могу дать только очень банальный совет, консультацию — недавно я сам с шоком узнал, потому, что мы в предыдущую пару лет сами пробовали играть в тендерные игры. И имели нулевой результат. Но "Эксперт" недавно опубликовал результат про то, что извините, 99% тендеров идут по откатной схеме. И в этом смысле, если бизнес хочет жить дальше, и не смертельно сильно зависеть от того, о чем говорил Стэфан, мы говорим — развивайте разные каналы продаж и выходите в разные другие ниши.

СВЕТЛАНА ЕМЕЛЬЯНОВА: И в этом смысле я бы дополнила Евгения, это то, что мы всегда говорим нашим заказчикам. Друзья, если вы делаете ставку только на гостендеры, то вероятность тому, то вероятность тому, что вы будете успешны очень невысока. Ищите коммерческого заказчика. Работать на коммерческом рынке трудно, тяжело, но частный заказчик — это ваша устойчивость в будущем.

ИГОРЬ ВАСИЛЬКОВ: Поэтому очень важна для тех, что нас сейчас слушает информация о том, какой все-таки вид бизнеса станет наиболее прибыльным в ближайшие 10 лет. Что поменяется, какая инфраструктура. Конечно, понятно, в Москве инфраструктурный бизнес остается торговля.

ЕВГЕНИЙ ЕМЕЛЬЯНОВ: Ну вы знаете, если мое субъективное мнение, потому, что серьезный ответ на этот вопрос требует ну если не гениальной маркетинговости, то талантов Нострадамуса. Но мое субъективное впечатление, про то, что конечно же, торговля останется … тем не менее ее маржинальность и рентабельность останется в последнее время существенно упала в последнее время и это вполне ординарный такой бизнес. А вот то, что касается сферы услуг у нас здесь огромные провалы, огромные просадки и эта ниша практически пустует и зияет огромными дырами.

СВЕТЛАНА ЕМЕЛЬЯНОВА: И я бы здесь добавила, что в 90-х годах на чем поднялось это первое поколение, первая волна российского бизнеса, первого периода ХХ века, на том, что они пришли на пустой рынок. И в этом смысле поставь веточку какую-то, они очень быстро получали расточки. И это было очень эффективно. сегодня этого уже нет. Конечно, тем более в Московском регионе. Конкуренция сильная и серьезная, но тем не менее, услуговый сектор по прежднему остается недоработанным. И здесь много ниш, в котором можно вполне хорошо окучивать, искать свое место, и действовать в этом направлении

ЕВГЕНИЙ ЕМЕЛЬЯНОВ: К сожалению, модернизации и каких-то реальных предпосылок, зерен я особенно не вижу.

ИГОРЬ ВАСИЛЬКОВ: А я в данном случае не вижу .. вкладываю другое, чем Дмитрий Анатольевич Медведев, я вижу и на себе это чувствую, как потребитель и житель этого большого города. Если раньше я вынужден был, скажем, большую часть времени проводить вне своего дома или работы, там скажем нужно было идти в магазин, химчистку, то сегодня меня охватывает виртуальный мир — в магазин я не хожу, поскольку не люблю. Я заказываю через интернет. Та же самая..ну в общем все бытвые вещи тоже можно сделать, заказав все это по интернету. Вы скажите, что все это было и раньше доступно, были, но сейчас это стало проще

СВЕТЛАНА ЕМЕЛЬЯНОВА: Ну конечно, и сейчас это стало общедоступно.

ИГОРЬ ВАСИЛЬКОВ: Конечно, и безусловно, я чувствую даже не себе, что в Москве эти услуги у них мало конкуренции.

СВЕТЛАНА ЕМЕЛЬЯНОВА: Конечно

ЕВГЕНИЙ ЕМЕЛЬЯНОВ: Совершенно верно.

ИГОРЬ ВАСИЛЬКОВ: Там существуют монополисты. Вот это направление …

СВЕТЛАНА ЕМЕЛЬЯНОВА: Поэтому мы и говорим, что развивать бизнес в услуговой сфере — вполне есть шансы и это хорошие площадки, их достаточно много.

ЕВГЕНИЙ ЕМЕЛЬЯНОВ: И здесь есть два маленьких обстоятельства — конечно интеренет — это прекрасная штука, поскольку сам его обожаю, но интернет не постирает Вам ничего, все равно это постирает стиральная машина. Интернет сократит коммуникацию между вами и исполнителем…

ИГОРЬ ВАСИЛЬКОВ: Я имею в виду, что не отходы от любимого монитора. Выполняя какую-то работу, тебе необходимую, затратил минуту, на то, чтобы вызвать человека, который заберет твое грязное белье ну или что-то еще.

СВЕТЛАНА ЕМЕЛЬЯНОВА: И сэкономил свое собственное время. Но за этими всеми сервисами стоят люди, которые работают и организации, которые это сервис предоставляют.

ИГОРЬ ВАСИЛЬКОВ: И вот одна из сфер использования технологий развития услуг через Интернет. И наши гости согласились, что в ближайшее время это будет достаточно востребованным. Герман, здравствуйте.

Герман: Здравствуйте. Я хотел бы разграничить: вы говорите о бизнесе купи-продай или о бизнесе созидающем. Который что-то приносит.

ИГОРЬ ВАСИЛЬКОВ: Мы стараемся сейчас обо всех видах бизнесах поговорить.

Герман: Дело в том, что мне кажется, что сегодня, когда я слышу, про энергию, которая направлена на нечто непонятное, думаешь, откуда человек, с другой планеты наверное.

ИГОРЬ ВАСИЛЬКОВ: Конкретно скажите что-нибудь.

Герман: Драйв должен быть направлен только не то, чтобы бороться с фактами, подминание закона под себя, неравноправие в бизнесе, потому, что сегодня бизнесмены имеющие даже просто деньги, я уже не говорю о лобби, просто деньги, они всегда владеют информацией. Потому, что даже некоторые говорят "Какой тендер! Я даже не знаю, что он проводился! О каком тенедры вы можете говорить". И вообще, честно говоря, вот эта вся энергия должна направлена быть на сегодняшними законами, душащими мелкий бизнес и средний.

ИГОРЬ ВАСИЛЬКОВ: Герман, смотрите, я как и Вы пытаюсь наших гостей к этой мысли, что эту энергию нужно сюда подвигнуть.

ЕВГЕНИЙ ЕМЕЛЬЯНОВ: Вы знаете, мы бы сказали, что если говорить о наших предпринимателях- бизнесменах, как о некой категории людей, о классе, то они все однозначно приняли для себя очень просто правило. Не тратить энергию на борьбу против, а делать что-то в позитиве. И даже когда они пытаются изменить законы, они это делают только тогда, когда они чувствуют, что у них ест шанс реально что-то с этим сделать.

СВЕТЛАНА ЕМЕЛЬЯНОВА: И я бы сказала, что это очень важно — какой энергией движется дело. И бизнес, это любой бизнес, строительный, торговый, услуговый, любой бизнес это очень созидательное мероприятие. Очень оптимистическое мероприятие. Поэтому энергию тратить на созидание можно. Примеры бизнесов есть, успешных есть. Их много, в разных сферах. Большие, средние, малые — они есть. Значит у кого-то получается. Все живут в одних условиях.

ИГОРЬ ВАСИЛЬКОВ: Ну все-таки не совсем в одних условиях. И вот и наши слушатели говорят, что если у Вас есть родственники в государственных структурах, ты уже в других условиях существуешь.

СВЕТЛАНА ЕМЕЛЬЯНОВА: Друзья, мои, ну давайте будем сидеть и плакать по поводу того, что у меня нет родственников в государственной структуре.

ЕВГЕНИЙ ЕМЕЛЬЯНОВ: Что у меня нет тетушки в Нью-Йорке, которая не оставила мне триллион миллионов.

СВЕТЛАНА ЕМЕЛЬЯНОВА: Извините, пожалуйста, но никто не мешает человеку начать учить детей музыке или помогать доставлять продукты кому-то или думать о том, как я могу чьи-то набойки поправить или еще что-то что-то делать. Или открыть магазин. Не важно, вопрос готовности к этому.

ИГОРЬ ВАСИЛЬКОВ: Честно говоря, здесь история подбрасывает нам примеры, подтверждения слов Светланы. Если мы посмотрим на большие американские состояния. Большинство из них, во-первых, были нажиты нечестным путем, Маркс был прав

СВЕТЛАНА ЕМЕЛЬЯНОВА: Ну это известно.

ИГОРЬ ВАСИЛЬКОВ: Но абсолютное большинство из них начинало с какой-то мелочи, ерунды.

СВЕТЛАНА ЕМЕЛЬЯНОВА: Абсолютно.

ИГОРЬ ВАСИЛЬКОВ: Рокфеллеры, Дюпон Они все начинали с ерунды. Но потом каким-то образом они.. у них было этот самый драйв.

ЕВГЕНИЙ ЕМЕЛЬЯНОВ: Абсолютно.

ИГОРЬ ВАСИЛЬКОВ: Александр, здравствуйте. МЫ Вас слушаем.

Александр: Здравствуйте. У меня свой бизнес, строительный, небольшая компания, поэтому могу высказаться по этому поводу. По поводу своего бизнеса.

ИГОРЬ ВАСИЛЬКОВ: Да. Вообще-то мне кажется, что строительный бизнес переживает в Москве сейчас не лучшее времена.

СВЕТЛАНА ЕМЕЛЬЯНОВА: Тяжело очень сейчас строителям. Очень тяжело.

Александр: Легко работать строителям, которые работают в частном секторе. Которые предоставляют услуги частнику — по коттеджам, по квартирам. Он всегда будет жить. Я себе выбрал направление тендеры, котировки. Как в 2006 году сказали, все по котировкам, все по тендерам, но я думаю, вот сейчас вот, наш конек. Начали участвовать в тендерах, в котировках, приезжаем смотреть, а там все сделано. А котировка только что вывешена. Мы спрашиваем — а зачем котировку вывешивать. Нуу, чтобы отчитаться перед министерством. Поэтому, тут чтобы бизнес делать — тут надо что-то менять. Чтобы был честный бизнес. Честного бизнеса в Москве не будет никогда.

ИГОРЬ ВАСИЛЬКОВ: Ну а если использовать призыв наших гостей — поменять сам бизнес. Не законы, а другую сферу выбрать.

Александр: Ну такое в каждой сфере.

ЕВГЕНИЙ ЕМЕЛЬЯНОВ: Ну вы же начали с того, что кто работает с частниками — им проще. На самом деле им конечно не проще. У них там огромное количество сложностей.

СВЕТЛАНА ЕМЕЛЬЯНОВА: И это большой выбор бизнесмена. Понимаете? Все-таки бизнес, если возвращаться к началу нашего разговора, когда вы Игорь спросили с чего начинается бизнес. Кроме вопроса "Зачем?" он начинает с идеи. На кого я хочу работать и что я хочу предложить этим людям, этим организациям. Какие услуги или товары я хочу продавать. И важно очень понимать. Если вы настроены на то, что Вы словите золотую рыбку из государственного ручейка, то вероятность этого мизерная. И не надо на это даже делать ставку.

ИГОРЬ ВАСИЛЬКОВ: С другой стороны, еще один исторический пример, относительно того насколько важны законы — изобретение радио. Александр Семенович Попов и Гульельмо Маркони. Во всем мире считают, что изобрел Маркони, а мы считаем, что изобрел Попов, но он не запатентовал, а тот то мерзацев-негодяй, успел, запатентовал, хотя наверное он был хорошим человек, я не знаю. Но факт тот, что весь мир считает изобретателем Маркони.

СВЕТЛАНА ЕМЕЛЬЯНОВА: Понимаете, ну конечно же во-первых, безусловно мы выступаем за законы. Безусловно, нам, как консультантам было бы гораздо приятнее жить в условиях, где бизнес среда позитивно оценивается государством, позитивно развивается государством, государство создает условия для появления новых бизнесов и всяческого развития. К сожалению, сегодня это не так. Давайте будем сидеть и плакать вместо обеда по поводу того, что мы живем не в этой среде. Но у нас и погода не такая, как на Средиземном море.

ЕВГЕНИЙ ЕМЕЛЬЯНОВ: Именно поэтому мы очень любим ту нишу, в которой мы работаем. Мы считаем, что предприниматели и люди бизнес — это единственные люди, которые могут что-то реальное создать в этой стране. И нам очень обидно, что они не получает не только необходимой поддержки, но даже и минимально достаточной.

ИГОРЬ ВАСИЛЬКОВ: Мне кажется странным, что сейчас строительный бизнес в Москве в загоне. Мне кажется, что в ближайшие 10 лет ситуация в Москве должна исправиться. Потому, что в любом случае дома ветшают. В любом случае потребность в этом в таком огромном городе такое количество домов зданий, помещений будет востребована. И то, что нам звонил Андрей, мне кажется, сейчас пройдет какой-то период, когда будет очень тяжело. Но как вы думаете, надолго он? Прав ли я, когда оптимизм пытаюсь внушить.

ЕВГЕНИЙ ЕМЕЛЬЯНОВ: У нас есть на строительном рынке есть свои источники и понимания ситуации. И все-таки беда состоит в том, что с точки зрения здравого смысла вы абсолютно правы. Но с точки зрения реальной ситуации все это предельно затянулось, признаки оживления строительного рынка, как начались, так и пропали на данный момент времени. И потом работы по строительству начинаются с проектирования. По ней можно всегда понять ожидается ли оживление. Ты видишь, что оживает проектирование. К сожалению, этого пока еще не происходит.

ИГОРЬ ВАСИЛЬКОВ: Еще очень важный момент. Традиционно сложилось так, это сложилось в советские годы наша страна — она крайне централизована. Все сходится в Москву. Отчасти в Петербург. Это очень большая проблема, потому, что не только люди, но и деньги стекаются сюда. И здесь их больше, чем в других регионах. Мне кажется, что проблема децентралиации очень большую роль сыграет для развития бизнеса. Поскольку выехали за кольцевую дорогу — совершенно другие проблемы. А уж если мы выехали за бетонную дорогу третьи, а дальше непаханая целина. Но выгоды там, вот те доллары и рубли, которые разбросаны по российским просторам никто поднять не может. Может быть в этом проблема?

СВЕТЛАНА ЕМЕЛЬЯНОВА: Ну для нас это тоже беда и нам кажется, что это большая, геополитическая ошибка. Как только мы дали возможность бизнесу развиваться на территориях, мы бы сразу с вами не имели тех пустошей, которые мы имеем между Питером и Москвой, между Москвой и другими городами. Мы бы сразу увидели вдоль дороги маленькие гостиницы, ресторанчики, мотели и прочее. Это люди бы занимали себя, это сразу бы росли инфраструктура потому, что они начали бы вкладывать деньги

ЕВГЕНИЙ ЕМЕЛЬЯНОВ: Ну я вот тут со своей точки зрения. А мне кажется, что в этом есть очень позитивный момент. Потому, что конечно, если хочешь стать мультимиллионером и попасть в списки Форбс — это Москва, край Питер или Екатеринбург, ну может быть немножко Ростов. Но то, что мы называем нормальный бизнес, обычный, рядовой, когда семья зарабатывает себе не жизнь и чуть-чуть еще, чтобы прокормить детей, воспитать и так далее. В регионах это развивается гораздо более естествннно, нормально и плавно. Есть и мотельчики вдоль дорог, и прекрасные кафешечки, малюсенькие, которые содержит семья, зарабатывает себе три рубля. Смешные с точки зрения большого бизнеса, но …

ИГОРЬ ВАСИЛЬКОВ: Я то в стороны сельского хозяйства хотел. И если человек ест всегда, и это отрасль у нас сейчас в загоне…

СВЕТЛАНА ЕМЕЛЬЯНОВА: Наши коллеги консультанты — у нас есть Ассоциация Консалтинговых Компаний мы периодически встречаемся между собой и наши коллеги консультанты стали говорить, что стали получать больше заказов от бизнесов в сфере сельского хозяйства. Впервые это произошло в прошлом году. И считаем это фактом реальности.

ЕВГЕНИЙ ЕМЕЛЬЯНОВ: Эта отрасль оживает.

ИГОРЬ ВАСИЛЬКОВ: Может быть тем, кто сегодня ищет сегодня себя в Москве и не может найти им стоит отъехать от Москвы на 200 км и открыть ферму.

ЕВГЕНИЙ ЕМЕЛЬЯНОВ: Беда в том, что эта отрасль требует очень капитальных затрат.

ИГОРЬ ВАСИЛЬКОВ: Меньше, чем в строительство.

СВЕТЛАНА ЕМЕЛЬЯНОВА: Для начального можно, но мне кажется, это подвижнечество. Человеческий подвиг. Семьей взять ферму и растить там коз, коров и яйца собирать.

ЕВГЕНИЙ ЕМЕЛЬЯНОВ: Есть реальная проблема. Мы ее так не изжили. Население.. наши клиенты покупали прекрасных племенных поросят в Германии. Потом они привозили их сюда, строили прекрасной коровник .. потом поросята эти умирали.

ИГОРЬ ВАСИЛЬКОВ: Травили?

СВЕТЛАНА ЕМЕЛЬЯНОВА: Абсолютно.

ЕВГЕНИЙ ЕМЕЛЬЯНОВ: Отравы, уход. Прочее, прочее, прочее. Найти вменяемых людей на селе трудно.

ИГОРЬ ВАСИЛЬКОВ: Ну это проблема о которой нам стоит еще поговорить. Мне очень понравилась наша беседа, постараемся сделать ее традиционной чтобы рассказывать людям о том, какие бизнесы будут развиваться. И вообще консультировать их. Я благодарю президента и генеральному директору Консалтинг-Центра "ШАГ" Светланы и Евгений Емельяновы.

СВЕТЛАНА И ЕВГЕНИЙ ЕМЕЛЬЯНОВЫ: Спасибо

СВЕТЛАНА ЕМЕЛЬЯНОВА: Спасибо за приглашение.

ЕВГЕНИЙ ЕМЕЛЬЯНОВ: Всего доброго.