Форма поиска

Вы здесь

«Люди покупают у людей»

Версия для печати Интервью с Кристиной Диковицкой, создателем онлайн-бизнеса «Chrisdiart магазин удиви­тельной одежды»
28.06.2017

Как и откуда приходят сегодня в бизнес молодые люди? Что движет ими? Чего ждут от будущего? Предлага­ем вашему вниманию интервью с Кристиной Диковицкой, создателем онлайн-бизнеса «Chrisdiart магазин удиви­тельной одежды».

- Здравствуйте, Кристина! Расскажите, по­жалуйста, немного о себе и о том, как вам пришла идея создания своего собственного бизнеса.

— Когда я решила стать художником, то даже не мог­ла предположить, что буду про­изводить одежду или меня, даже в шутку, будут называть «короле­вой свитшотов». Как это обычно бывает, я мечтала о великом — на­пример, что однажды выставлю свои работы в Лувре. Но все вышло немножко иначе.

А началось все с персональ­ной выставки в Риме. Мой италь­янский друг Дэвид, глядя на мои работы, сказал, что хотел бы но­сить эту картину на себе. У меня в тот момент что-то щелкнуло в голове. И я впервые задумалась о своих картинах, как о принтах на одежде. Конечно, как той еще моднице, мне всегда была инте­ресна fashion-индустрия, и я даже когда-то разрабатывала свои модели одежды. Но в первую очередь я художник! Долго думала, как совместить эти два направления, — так появилась идея свитшотов.

- И сколько лет вы их уже продаете?

— Первый свитшот был создан в декабре 2014 года для личного пользования. Он понравился моим знакомым.

Многие сказали, что хотели бы себе что-то похожее. У меня были какие-то проекты, частные заказы, но решила риск­нуть и в мае 2015-го начала свой бизнес.

- С чего начали?

— Сначала создала страницу в Instagram. Выкладывала туда фотографии, составляла «луки», как могла, но ничего не происходило. Все подруги и друзья к тому времени уже купили мои свитшоты, а серьезных продаж не было. По­этому решила пойти подучиться продвижению в Instagram.

Я бы сказала, что 90 % того, что я сейчас умею, — это заслуга именно обучения, и я продолжаю учиться. Обычный пользователь социальных сетей зачастую даже не думает, что такая мелочь важ­на. А на продажи в итоге этот «крохотный» аспект сильно влия­ет. Например, большая ошибка не публиковать цены в открытом доступе, предлагая пользовате­лям обратиться лично. Снижается уровень доверия к ценообразова­нию, да и не все пользователи за­хотят сделать лишние движения, чтобы узнать, что сколько стоит.

- Давайте еще немно­го поговорим о вашем об­разовании. Вы учились на художника?

— Рисовать я начала поздно, лет в 15. 11 класс я за­кончила в 16, поэтому у меня был целый год, чтобы опре­делиться, чем я хочу заниматься. Я решила стать художни­ком, но второсортные вузы меня не устраивали. Захотела поступить ни много ни мало в Суриковский институт! Сей­час я понимаю, что это была афера в чистом виде — даже кисточки в руках толком не держала, только информацию о поступлении распечатала. Папа мне купил самоучители по рисованию, которые я затерла до дыр. А мама всегда говорила, что я самородок. Я думала, что, если я умею дер­жать карандаш и хорошо срисовывать, мне этого хватит, чтобы поступить (смеется). Правда, в качестве подготовки я решила пойти на курсы в Российскую академию живопи­си, ваяния и зодчества. Считала, что уж на курсы-то меня точно возьмут. Однако оказалось, что там большое количе­ство желающих! Но я-то самородок! Купила масло, в каче­стве растворителя у меня был «уайт-спирит». О технологии живописи я ничего не знала. Рисовала так, как мне было удобно. Довольная, вдохновленная, я пошла в сопровождении родителей на вступительные. В академии было уже много людей, но я не боялась, так как знала, что я — талантище! Когда все поступающие расставили свои ра­боты, я была в ужасе! Это как на крас­ной ковровой дорожке появиться в заляпанном комбинезоне рабочего.

Я сразу захотела уйти, но мама меня остановила. В итоге ей посоветова­ли отправить меня в художественную школу. Впоследствии, конечно, доби­лась своего: нашла педагога, которая за год подготовила меня к поступле­нию на курсы. Во время учебы уже курсе на третьем я поняла, что не хочу писать по существующим канонам и что еще несколько лет просто не выдержу.

Уйти страшно, поэтому придумала хит­рый ход — надо специально провалить главный просмотр, где оценивались работы за семестр. Так я рассталась с вузом и с ужасом осознала, что не знаю, что делать дальше.

- А когда вы поняли, что ваше увлечение мо­жет быть бизнесом?

— Во-первых, никогда не хотела быть свободным ху­дожником — мне совершенно не нравится работа на заказ, когда ты просто пишешь портреты людей. А когда ушла из академии, поняла, что мне нужно придумать что-то свое: совместить живопись и бизнес.

- Почему вы выбрали именно свитшоты?

— Это было самое простое. Свитшот — это абсолютно универсальная вещь. Я их люблю и сама с удовольствием ношу. В отличие от футболок, например. Но у меня есть и футболки, и сумки, и даже платья!

- Давайте немного поговорим теперь о про­движении вашей продукции. Какие каналы продаж вы используете помимо Instagram и сайта?

— Я на самом деле искренне считаю, что Instagram — идеальная площадка, она отвечает всем моим потребно­стям. Там можно продать что угодно, хоть слона. В разное время я пробовала немного продвигаться через Facebook, пару раз ходила на маркеты, но ничего путного не получилось. Продажи ми­зерные, а трудозатраты очень высокие. Пробовали использовать аутсорсеров для продвижения сайта в интерне­те, контекстную рекламу. Но Lamoda я не переплюну по запросу на слово «свитшот». Попробовала, посмотрела и поняла, что пока это не особо нужно. Еще не пришло время.

- Кристина, вы неожиданно стали говорить «мы». Мы - это кто?

— У меня есть мои помощники — три человека. Они появились, когда я поняла, что административные зада­чи забирают все мои силы и времени на творчество у меня просто не остается. Еще есть фабри­ка, с которой мы сотрудничаем. Они занимаются печатью, все отшивают. Фабрика, кстати, находится в России.

- Почему вы выбрали российскую фабрику? Разве Китай не дешевле?

— Мне предлагали Китай, но я пока не готова. К тому же боюсь, что мои уникальные принты потом мож­но будет найти где угодно, хоть на том же AliExpress. Тем более что прецедент уже был, когда мой самый узнаваемый принт украли.

- Расскажите про географию клиентов: свитшоты можно купить только в России?

— Наши покупатели — русско­язычные люди со всего мира. Со всех континентов, только в Австралию еще не отправляли (улыбается). Рос­сия и страны СНГ, Америка, Европа, Азия. Везде есть мои клиенты. Это достоинство интернет-торговли! Сра­зу становишься международной ком­панией.

​​- Поговорим еще немно­го о вашем Instagram. Сколько у вас сейчас там подписчиков?

— Более 18 тысяч.

- Ого! Это много! И сколь­ко покупок приходится на 18 000 человек?

— Зависит от сезона. В сред­нем — 100—150 свитшотов. В период распродаж и на Новый год — больше, и мы сходим с ума.

- А как удается поддер­живать постоянный интерес к странице? Это же своего рода магазин?

— На самом деле секрет в том, что это не магазин. Это личная страница, где я рассказываю о себе. Люди знают меня в лицо. Я делюсь с подписчиками порой даже сокро­венными вещами. Люди не хотят покупать в магазинах, им не нужна безличная продукция. Люди покупают у людей.

- Какие инструменты вы использовали для привлечения клиентов?

— Пробовала все, что есть в Instagram. Когда только начинала, использовала массфолловинг (примечание: мас­совая подписка на аккаунты других пользователей сети). У меня прибавилось подписчиков — «миллионы» арабов (смеется). Однажды я даже пробовала купить подписчиков, но штука бесполезная — боты ничего не приобретают. В ос­новном я использую рекламу у блогеров. Самое эффектив­ное — работа со звездами. Чуть меньше нравится реклама в сообществах.

- Дорого ли обходится реклама с селебрити?

— Если честно, я никому не платила — ни Эвелине Хром- ченко, ни Васильеву, ни Судзиловской, ни даже Анфисе Че­ховой, которая считается «коммерческой». Главное — напи­сать от человека человеку: «Здравствуйте, меня зовут так-то, я занимаюсь тем-то, очень люблю то, что делаю. Хочу с вами поработать». Известные личности тоже люди, и они должны сами захотеть принять твой товар, он им должен нравиться. Еще успех зависит от того, на кого ты попадешь. Если на по­средника — менеджера, продюсера, — то шансы становятся мизерными. Посредник всегда хочет заработать.

- Проводили ли вы конкурсы, так популярные в Instagram?

— Да, конкурсы у меня были, но я их не очень люб­лю. Это трудозатратно, суматошно. К тому же всегда будут недовольные результатом, даже если методика выбора аб­солютно прозрачна! До смешного — с истериками в коммен­тариях и блокировками неуравновешенных подписчиков.

- А что из методов продви­жения для вас самое «ненуж­ное»?

— Для меня это оказалось ре­клама на юмористических страницах. Выяснилось, что там нет моей целевой аудитории.

- Кстати, а кто ваша целе­вая аудитория?

— Женщины от 25 до 55 лет. В основном это успешные бизнес- леди или домохозяйки. Беременные частенько приходят — а на пузико на­лезет? Налезет, продаем, получаем умилительные фотографии и стиль­ные беременные образы.

- Создаете ли вы образы для мам и детей?

— Family look? Да. Они продают­ся хорошо, если подписчикам напоми­нать о них. Но я забываю.

- Не было ли идеи создать коллекцию для мужчин?

— В планах на этот год у меня есть такой пункт! Чест­но! И это уже будет вторая — первая коллекция получилась слишком женственной.

- Как вы считаете - то, чем вы занимаетесь, уже бизнес?

— Все вокруг меня считают, что у меня бизнес. А я ду­маю, что я занимаюсь любимым делом. Просто целеустрем­ленности хватило для того, чтобы начать зарабатывать на творческом процессе. Если можно назвать это бизнесом, то да, у меня бизнес. Но мне кажется, что бизнес — это ко­гда есть очень четкая структура, а это не про меня.

- Хотели бы вы продавать свои изделия мас­сово?

— Пока вряд ли. Наоборот, я бы хотела заниматься штучными товарами. Свитшоты — это больше на поток. Сей­час вот заказала для себя пробную версию блузок с принтом. Это будет стоить дороже, будут эксклюзивные экземпляры.

- Как думаете, когда заработаете свой пер­вый миллион долларов?

— А почему бы и нет (смеется, задумалась). Думаю, что к 2020—2021 годам.

- Если бы у вас была возможность сейчас на­нять любого сотрудника в штат, кто бы это был?

— Тот, кто управлял бы всем. На кого можно перело­жить все управленческие процессы.

- Хотели бы вы получить бизнес-образова­ние?

— Нет. Я тогда не смогу рисовать, творить.

Записала Гульнара Мингачева